ИНФОРМновости

45 031 подписчик

Свежие комментарии

  • Владимир Устинов
    И даже при таком присоединении Россия поглотит Белоруссию - ай моська знать она сильна коль лает на слона.Лукашенко предлож...
  • Татьяна
    Установили квоту - пусть Турция её и придерживается. У нас на юге в Краснодарском и Ставропольском краях тепличные по...250 грузовиков с ...
  • Андрей Костяев
    Еслт человек трижды предлагает одну итуже кагдизатуру то н250 грузовиков с ...

Останется ли Лена одной из самых чистых рек планеты?

Останется ли Лена одной из самых чистых рек планеты?

 
Останется ли Лена одной из самых чистых рек планеты? Фото: Politrussia.com

Многие люди, живущие в европейской части России, довольно плохо представляют себе, какими именно природными богатствам обладает страна. Речь именно о глобальных ресурсах, имеющих мировое значение. Это плохо. Поэтому время от времени полезно проводить «публичную инвентаризацию» для того, чтобы в общественном сознании закреплялись хотя бы некоторые азы. Общество, которое знает свои природные богатства, грамотно и себе на радость их использует, имеет неплохие шансы на сохранение родной природы и улучшение качества своей собственной жизни. В этой статье речь пойдет заводе, который хотят построить на нашей великой реке, — Лене. Мы проведем мини-расследование этой инициативы, а заодно и расскажем о потрясающей жемчужине России, имеющей планетарное значение.

Великая Лена

Прежде чем приступить к оценке завода, следует понять, какое значение имеет эта река. Вряд ли в России найдется человек, который бы не слышал про Волгу, а вот с Леной дела много хуже. Естественно, заговор тут не при чем, просто на Волге стоят тысячи населенных пунктов, в том числе 4 города-миллионника, а самый крупный город на Лене — Якутск, в котором проживает всего около 300 000 человек.

Берега Лены заселены очень слабо, есть участки на сотни и сотни километров, где не бывает вообще никого, кроме охотников и отчаянных путешественников с научными работниками.

Между тем, Лена длиннее Волги, она входит в ТОП-10 мировых рек по протяженности и в ТОП-8 по полноводности. Ее длина — 4400 километров. На Лене нет гидроэлектростанций, нет крупных производств. Благодаря этому Лена — одна из чистейших мировых рек. Вообще явление, когда река такого масштаба имеет очень незначительную антропогенную нагрузку — уникально. На Лене расположен памятник природы, включенный в список всемирного наследия ЮНЕСКО — знаменитые Ленские столбы. Про экологическое и экономическое значение Лены можно даже и не говорить — переоценить его невозможно. Это огромная природная кладовая: запасы пресной вода, рыбы, потрясающий туристический потенциал, который на данный момент используется очень скромно.

Завод

Теперь, когда мы сделали небольшое описание реки, перейдем к заводу. Итак, напротив Якутска, в поселке Нижний Бестях Мегино-Кангалаского улуса, на берегу реки Лены хотят построить предприятие, занимающееся выпуском удобрений, сырьем для которых служит природный газ. Инициаторы строительства — индийская корпорация «Global Steel Holdings Ltd» и «Ростех». На заводе планируют выпускать метанол и карбамид, которые пойдут на экспорт в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Логистическая схема такова: продукция предприятия доставляется по железной дороге в порт и уже оттуда в страны АТР.

Что получит Якутия? — В первую очередь, около 1500 новых рабочих мест. Кроме того, должна повыситься инвестиционная привлекательность региона и общая конкурентоспособность республики на международном уровне. При выходе производств на полную мощность к 2030 году ежегодный прирост валового регионального продукта составит порядка 40 млрд рублей. Через определенное количество лет налоговые каникулы закончатся и предприятие начнет платить серьезные налоги как в федеральный, так и в региональный бюджет. Конечно, строительство комбината должно дать мощный толчок к развитию экономики региона.

Почему было выбрано именно это место? Во-первых, из-за уникального и при этом довольно дешевого сырья — природного газа без примесей серы. Во-вторых, в месте строительства пересекаются все необходимые коммуникации: здесь есть и линия электропередач, и федеральная автомобильная дорога «Лена», тут же проходит железнодорожная ветка, кроме того место более чем обеспечено водными ресурсами.

Однако Якутия — не Краснодарский край, наличие всех вышеуказанных ресурсов — это замечательно, но природа этих мест не только прекрасна, но и сурова. Зимой столбик термометра может опуститься до – 50, а почвы не очень приспособлены для строительства.

«К нам нет очереди из инвесторов даже на разработку природных месторождений, которых у нас много» — говорит руководитель ГБУ «Агентства инвестиционного развития РС(Я)» Алексей Загоренко.

Поэтому одним из важнейших толчков для подобного рода проектов послужил федеральный закон «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации», в котором прописаны значительные налоговые и другие льготы для инвесторов. Место строительство входит в ТОСЭР «Заречье». Этот факт имеет не меньшее значение, чем сочетание в поселке Нижний Бестях сырьевых и инфраструктурных возможностей.

Цель ФЗ «О ТОСЭР» — реализовать проект на максимальной скорости и с наименьшими для инвестора издержками. С одной стороны, это хорошо и правильно, а с другой такая формула несет в себе значительные экологические риски. Нет гарантий, что чиновники в своем рвении «построить любой ценой» не совершат множества неверных действий, которые дорого обойдутся как людям, так и природе. Именно поэтому стоит направлять общественное внимание на подобные проекты, чтобы снизить вероятность хотя бы крупных ошибок.

Кстати говоря, с общественным вниманием к данному проекту в Якутии все очень неплохо. Люди провели уже два митинга против строительства, которые собрали около 5 000 человек. Для малонаселенной республики — это значительный результат. На данный момент мы не солидаризируемся ни с одним из мнений: «за» или «против», мы просто констатируем факт, что граждане занимают активную позицию по защите собственной природы, и это, само по себе, отлично. Впрочем, в Якутии есть, конечно же, и сторонники строительства комбината, их немало. Наверное, было бы правильно провести по этому поводу опрос общественного мнения.

Во властной сфере тоже нет единой точки зрения на завод. Если исполнительная власть, скорее, настроена на строительство, то законодательная выражает иную точку зрения. Депутаты Районного Совета Мегино-Кангаласского района выступают против строительства предприятия, в этом их поддерживают народные избранники Хангаласского района. Кроме того, высказался по этому поводу и председатель Общественной палаты Якутии Вячеслав Алексеев:

«Учитывая недостаточное внимание инициаторами проекта физико-географическим особенностям этой местности и слабым уровнем информирования населения, Общественная палата Якутии призывает республиканские власти отказаться от возведения газохимического завода на территории Мегино-Кангаласского района и предлагает определить для этого более подходящее место, исходя из экологических и физико-географических особенностей и наличия трудовых ресурсов».

Выходит, широкая общественная дискуссия является необходимостью. По нашему мнению, обсуждение должно проходить не только на региональном, но и на федеральном уровне с привлечением экспертов. Да, Лена, не так широко известна, как великое озеро России — Байкал, однако она имеет для природы страны не меньшее значение.

Один из лучших способов понять, как строительство завода повлияет на окружающую среду — рассмотреть его аналог. Так и поступили якутские депутаты, посетившие предприятие ОАО «Новомосковская АК «Азот», которое в том числе выпускает карбамид, где встретились с директором завода Александром Савенковым, проработавший на данном производстве 40 лет. Он высказался по поводу строительства следующим образом:

«Во-первых, это неблагоприятные климатические условия — мерзлые породы и низкие температуры, будет затруднительно поддерживать необходимую для производства температуру, которая не должна опускаться ниже 130 градусов по Цельсию, иначе аммиак с карбамидом кристаллизуются и забивают трубу, что приведет к застою производства, если не к аварии. Любые подвижки почвы, а они будут, т.к. почвы Якутии многолетнемерзлые, также чреваты серьезными проблемами для оборудования.

Следующая проблема, это дорогая электроэнергия — 6 руб кВт/час, для сравнения в Европейской части России ее стоимость — 2 руб кВт/час. 

В-третьих, на месте потенциального строительства песчаные водонасыщенные грунты. И такие хвостохранилища как в Тульской области сделать нереально. Фильтрация пойдет сразу в Лену».

Кроме того, Савенков отметил, что открытые очистные сооружения могут попросту замерзать в зимний период и от этого не работать. Вдобавок, он усомнился в том, что специалисты поедут в Якутию. По его словам, его компания строит 5 заводов, и они ощущают нехватку кадров. Савенков поставил под сомнение тот факт, что индийская фирма сможет самостоятельно подготовить ТЭО (технико-экономическое обоснование) из-за специфики российского законодательства. Как сказал директор завода, единственный проектировщик, производящий данные работы в России — Научно-исследовательский институт карбамида, находящийся в городе Дзержинске Нижегородской области. Кстати, возникает вопрос, почему индийская компания, которая хочет строить в России, не передает заказ на создание ТЭО в российский же НИИ?

Однако директора завода по производству карбамида вряд ли можно назвать независимым экспертом. В конце концов, планируемое к строительству предприятие будет производить ту же самую продукцию, что и компания Савенкова. Они могут быть прямыми конкурентами. Тем не менее, все слова специалиста, особенно в сфере экологии, стоит не только принять во внимание, но и переадресовать их в виде вопросов инициаторам строительства.

Теперь обратимся к степени возможного воздействия на окружающую среду. К примеру, группа производств ОАО «Новомосковская АК «Азот» ежегодно «дарит» окружающей среде около 30 млн. кубов сточных вод. Выброс в атмосферу составляет 8 тысяч тонн загрязненных веществ. Кроме того, около 144 тысяч тонн отходов первого и пятого класса передаются сторонним организациям или перерабатываются. Из этих цифр складывается понимание, что Лена и окружающие земли будут подвергаться достаточно мощному техногенному воздействию.

Интересно также привести мнение заведующего кафедрой нефтегазового дела и нефтехимии ДВФУ Александра Гулькова:

«Гораздо проще протянуть трубу и наладить переработку газа в той же Амурской области. В Якутии транспортные издержки гораздо выше, даже с учетом существующей железной дороги — которая пока не функционирует. Кроме того, якутские минус пятьдесят — это не минус двадцать. Затраты на теплоснабжение завода тоже будут ложиться на конечную стоимость продукции».

Где скрыта самая серьезная опасность?

Нередко люди видят экологическую опасность там, где угроза, на самом деле, минимальна и при этом не замечают основных рисков. Чтобы этого не произошло, мы произвели небольшое расследование по продукции планируемого завода: карбамиду и метанолу.

Карбамид (мочевина) — это вещество 3-го класса опасности (умеренно опасное). В организм человека может проникать через органы дыхание и желудочно-кишечный тракт. Острого токсического действия оно не вызывает. Длительное вдыхание карбамида в концентрациях выше предельно допустимых приводит к хроническим воспалениям бронхов и трахеи (трахеобронхитам), кроме того, изменяются функции почек и печени. Между тем, современные технологии позволяют не допускать превышения нормативных концентраций.

Нужно отметить, что карбамид довольно легко разлагается, в результате чего выделяется аммиак и диоксид углерода. Водные организмы не склонны к его бионакоплению.

Метанол тоже умеренно опасное вещество. Среди его негативных свойств стоит отметить легкую воспламеняемость, а также то, что он может вызывать отравления, характеризующиеся наличием головной боли, общей слабостью, ознобом, тошнотой, недомоганием, рвотой. Впрочем, современные технологии работы с данным веществом позволяют не допустить такого развития событий. Случаев отравления на производстве даже парами метанола не зафиксировано: для этого на заводах существуют строгие правила техники безопасности и специальные защитные меры, осуществляется контроль допустимых концентраций вредных веществ. В окружающей среде метанол разлагается до воды и углекислого газа, то есть обычных для природы веществ.

Таким образом, продукция, которую собираются производить на предприятии представляет довольно умеренную опасность для людей и природы, однако этого нельзя сказать об отходах производства, которые как раз могут принести и гражданам, и Лене большой вред. На данный момент ни планируемые технологии, ни количество загрязняющих веществ неизвестны. Однако по аналогии с ОАО «Новомосковская АК «Азот» их будет очень много.

Выводы

Во-первых, стоит вынести проект строительства комбината по производству карбамида и метанола на реке Лене на всероссийское обсуждение, так как река имеет для России не меньшее значение, чем Байкал. Возможно, вообще следует отказаться от строительства на этой водной артерии каких бы то ни было опасных производств. Лена — огромная и при этом уникально чистая река, нуждающаяся в особом режиме охраны. Важно на федеральном уровне обсуждать ее судьбу, возможно присвоив ей особый правовой статус.

Во-вторых, следует рассмотреть альтернативы данному комбинату. Сегодня немало технологий и производств, которые позволят развивать экономику и при этом минимизировать вред окружающей среде. Кроме того, очень слабо используется туристический потенциал Лены. При грамотно выстроенной стратегии туристическая сфера может приносить республике очень серьезные деньги.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх